История трезвеннических движений в России

 

Фамилия моя Жданов, зовут Владимир Георгиевич, я профессор Международной Славянской Академии, председатель Союза Борьбы за Народную Трезвость. Более 30 лет являюсь одним из руководителей Трезвеннического Движения России.

Десятилетиями в общественное сознание внедряется один очень опасный миф о том, что русские – это вечные, горькие пьяницы. Что там, где русские – там и водка, где водка –там и русский. Это очень опасный и страшный миф. Потому что реальное положение вещей таковое, что Россия традиционно была одной из самых трезвых стран Европы. На протяжении 300 лет трезвее нас в Европе была только мусульманская Албания. Более того, Россия явила миру неслыханные доселе явления, которые называются Массовые Трезвеннические Движения.

Замечательный русский советский ученый Геннадий Андреевич Шичко указал на 5 массовых трезвеннических движений в России. Я думаю, что это очень справедливая его оценка. И собственно говоря, на сегодняшний день мы и придерживаемся ею.

Первое трезвеннические движения связано с крестьянскими антиалкогольными бунтами 1858 – 1860 годов. Три года крестьяне 16 Западной губерний России отказались употреблять алкоголь. Почему?

Дело в том, что в те годы была откупная система и православным людям, и мусульманам было запрещено торговать алкоголем и табаком. И 99% табачной торговли, и 95% алкогольной торговли принадлежало в то время еврейскому торговому капиталу. Они содержали корчмы, содержали различные питейные заведения и продавали крестьянам в долг алкоголь. Это страшная вещь, когда алкоголь продают в долг. И в результате крестьяне оказались в страшной долговой пропасти.

Это и вызвало бешеное возмущение, крестьяне разгромили кабаки и изгнали кабатчиков. Царское правительство силой вынуждено было подавить эти крестьянские антиалкогольные бунты.

Но вот это отрезвевшее крестьянство российское привело к тому, что в 1861 году была совершена одна из самых радикальных реформ царизма – было отменено крепостное право. Крестьяне успокоились, началась потихоньку новая волна спаивания нашего народа. Но тут поднялась вторая волна массового трезвеннического движения, которое возглавило и участвовало прогрессивная русская интеллигенция. У основания этого движения стояли такие фигуры, как Фёдор Михайлович Достоевский, Лев Николаевич Толстой. Они издавали антиалкогольные журналы, трезвеннические, вели просветительную работу. Формировали трезвое убеждение у людей. Сам Толстой написал 13 мощнейших антиалкогольных статей, которые на сегодняшний день можно смело давать читать. Это основа трезвеннического движения в любом времени.

Кстати, Советы рабочих депутатов – это основа последующих 70 лет власти у нас в стране. Они ведь зародились на базе общества трезвости Ивановских ткачей.

После первой русской революции началась новая волна спаивания народа. И надо сказать, что в этот момент проснулись и наши русские промышленники. Потому что они понимали, что алкоголь – это страшный враг производства, страшный враг производительности труда, страшный враг всяких новаторских подходов к производству.

И был в Самаре председатель Союза промышленников Самары, по фамилии Челышов. Этот Челышов в конце концов стал депутатом Государственной Думы. И вот он собрал всех промышленников Самары и сказал, что Государство, в том числе министр финансов Витте получает акцизов от продажи алкоголя в Самарской губернии, ну, скажем столько-то миллионов рублей. Мы же с вами промышленники терпим убытки в 5-10 раз большие чем вот эти акцизы. Давайте мы соберем в 2 раза больше денег чем акцизы, отдадим, но только чтобы прекратить продавать алкоголь в Самарской губернии. Его поддержали все промышленники. Потому что, действительно, промышленности народное хозяйство несет колоссальные убытки от того, что люди употребляют алкоголь.

Но надо сказать, что Витте отказался взять эти деньги. Им не нужны были деньги, им эти деньги не нужны. Им надо, чтобы народ пил. Говорят, пьяным народом легче управлять. Управлять пьяным народом невозможно, а вот помыкать пьяным народом, это очень-очень легко.

Надо сказать, что как депутат Государственной Думы, Челышов, активно там выступал за трезвость, за принятие вот этого сухого закона. И то, что в 16-м году по инициативе крестьянских депутатов Евсеева и Макогона был внесен законопроект об утверждении в Российском Государстве трезвости на вечные времена. Это была, в том числе и огромная работа вот этого Челышова.

Следующий, третий этап трезвеннического движения, связан, конечно, с православной церковью. В 1909 году состоялся съезд против алкогольных обществ, где основную роль играла именно православная церковь. Были созданы при приходах массовые общества трезвости, где люди давали залог трезвости, принимали обет трезвости. Церковь внедрила в программу школы уроки трезвости. Были созданы много учебников. И в результате вот этой работы, третье трезвенническое движение увенчалось неслыханной победой трезвости, в России в 1914 году был введен сухой закон.

Надо сказать, что самого закона не было. Просто накануне Первой Мировой войны, на период мобилизации, на 3 месяца, царь дал право местным органам самоуправления по их усмотрению закрывать алкогольную торговлю.

К чести наших предков надо сказать, что практически все алкогольные магазины были закрыты.

Прошло 3 месяца, отмобилизовали армию, торговцы открывать, а народ ни в какую. Тысячи прошений к царю продлить сухой закон и на время войны, и на вечные времена. Царь вынужден был согласиться со мнением народа.

Первый декрет большевиков был декрет о мире, второй декрет был декрет о земле. А вот какой был третий декрет, не знают даже многие историки.

А вот третье законодательное распоряжение новой власти было как раз о сухом законе. Они продлили запрет на производство потребления алкоголя. И ясно понимали, что алкоголь – это оружие контрреволюции и допускать его никак нельзя.

В 19-м году большевики на втором съезде партии назвали приоритеты в своей работе. В том числе они сказали, что партия ставит задачу искоренить социальные болезни: алкоголизм, венерические заболевания и туберкулез.

Я хочу подчеркнуть, что именно социальные болезни. И они понимали, что это не медицинская проблема, а это проблема общества. Было принято решение сформировать правовое Государство и 19 декабря, 19-го года Ленин подписал Закон Трезвости, мы его так и называем, по которому уже законодательно в России было запрещено производство алкоголя и его употребление.

За нарушение производства алкоголя было предусмотрено до 5 лет тюрьмы с конфискацией имущества. За появление в нетрезвом виде в общественном месте было предусмотрено 6 месяцев исправительных работ, то есть вычет из зарплаты.

Надо сказать, что этот закон лёг как раз уже на общество, которое с 14-го по 19-й год, 5 лет, жило трезво. Но полтора года спустя после смерти Ленина у нас в стране был отменен сухой закон. Указ о возобновлении вино-водочной торговли 5 октября 25-го года подписал бывший враг народа Рыков. И водка, вплоть до войны в народе так презрительно и называлась – Рыковкой.

Народ недоумевал, как же так, при царе жили трезво, при Ленине жили трезво, а тут троцкисты отменили закон и снова вроде начали продавать водку. Начались массовые брожение и возникло 4 массовое трезвенническое движение, которое получило название ОБСА – общество борьбы с алкоголизмом. Это 1928 – 1932 год. К сожалению, начало 30-х годов, это как раз время самых массовых репрессий против русского крестьянства. Я подчеркиваю, не 37-й год, а именно начало 30-х годов, когда шла коллективизация, шло раскулачивание. Когда миллионы людей были изгнаны. И, конечно, трезвенническое движение, как патриотическое движение, понимало всё это, выступало против такой политики. И к сожалению все руководство 4-го трезвеннического движения было репрессировано.

Далее Великая Отечественная война. Кстати, вошёл трезвый народ, и трезвый народ победил в Великой Отечественной войне. И все эти разговоры о том, что сто грамм дали нам победу – это все, так сказать выдумки алкоголизаторов. Потому что ясно, что алкоголь враг, враг любой победы.

Но потихоньку начали после Победы восстанавливать народное хозяйство. Ну и зашевелились алкоголизаторы, начали снова потихоньку внедрять в сознание, что надо пить, надо пить культурно, хорошие вина, по всем праздникам и т. д. И эта работа увенчалась успехом, началась массовая алкоголизация страны.

Это как раз Хрущёв, это Брежнев, это вот эти времена. Но естественно нарастало и сопротивление процессу спаивания. И вот 5-е трезвенническое движение мы как раз связываем с именем академика Фёдора Григорьевича Углова. Это всемирно известный хирург. Это человек, который за свою долгую жизнь не выпил ни одной рюмки и не выкурил ни одной сигареты. Он 100 лет делал самые сложнейшие операции своей клиники. Он занесен в книгу рекордов Гиннеса, как единственный на планете Земля хирург, у которого хирургический стаж более 75 лет.

Так вот в 81-м году Углов на полгода отложил все свои хирургические занятия и сел за научное изучение алкогольной проблемы. И он сделал величайшее, я считаю, научное открытие, он доказал с цифрами и фактами, что у нас в стране идёт страшная алкогольная война, великая алкогольная война, которая направлена на нашу деградацию и на наше полное уничтожение.

Он это все оформил в виде доклада, под названием: «Медицинские и социальные последствия употребления алкоголя в СССР». Этот доклад он прочитал на Всесоюзной конференции по профилактики алкоголизма в промышленном городе, в городе Дзержинске Горьковской области. И послал этот доклад Брежневу. Более того, его доклад взывал прежде всего патриотическим чувствам. Его объявили сумасшедшим академиком. Его выбросили все даже научные книги с печати, его имя было запрещено употреблять в печати. Но этот доклад потихоньку его кто-то распечатал, он пошёл гулять по стране.

И вот этот доклад и совершил, стал основой вот этого мощного, пятого патриотического трезвеннического движения. В 83-ем году этот доклад попал к нам в Новосибирск, Академгородок. И большая группа научной молодёжи осознав, что это действительно страшная война против нашего народа, сами отказались от употребления алкоголя и организовали мощное массовое пятое трезвенническое движение.

Конечно, были в стране до этого и клубы трезвости, были и трезвенники, которые понимали, писали. Это и старый большевик Кокушкин, это известный тверской писатель Дудочкин Пётр Петрович. Которые писали в Правительство. Но массово, конечно, началось именно после доклада Углова.

Вообще, Углов великий человек. У индейцев не нашлось Углова, и индейцы были уничтожены алкоголем. А мы, собственно говоря последователи Углова, у нас есть надежда на то, что мы спасём нашу страну в веках.

На сегодняшний день мы увековечили память величайшего сына России, академика Фёдора Григорьевича Углова. Поставили ему памятник в Санкт-Петербурге возле клиники в которой он работал. Доска памятная. В общем память о нём, конечно, сохранится у нас в народе в веках.

И вот на сегодняшний день мы являемся участниками этого5-го трезвеннического движения. Оно имеет мощные научные основания. Все теоретические основы отрезвления страны, они сформированы. Именно сформированы на базе открытия академика Фёдора Григорьевича Углова.

И вне всякого сомнения мы уверены, что 5-е трезвенническое движение, оно победит.

Я вот уже 34 года веду трезвый образ жизни. Все праздники трезвые, друзья трезвые, родня трезвая. Мы сидим на празднике огромным семейным столом, сидят дети. Дети видят пример трезвости взрослых. У них мысли даже не возникает о том, что нужно употреблять этот наркотический яд во время праздников или во имя этих праздников.

Поэтому я ещё раз хочу подчеркнуть, что алкоголь – это оружие, оружие массового уничтожения, это оружие наших врагов. И всякий раз, когда человек поднимает этот фужер с шампанским, он должен вспомнить завет Гитлера