Как донести до молодежи правду об алкоголе, табаке, наркотиках? Общероссийская организация «Общее дело» провела сотни встреч с молодежью, направленных на пропаганду здорового образа жизни. Как найти общий язык с нашими детьми, рассказывает лектор организации «Общее дело» Олег Моисеев.

–  Я знаю, что основная цель проекта «Общее дело» – это профилактика алкоголизма, табакокурения и наркомании. Возможно, есть такие зрители, которые не задумывались об актуальности этих проблем для современной России. Давайте расскажем, насколько эти проблемы насущны сейчас.

– Сегодня наш проект «Общее дело» и общественную организацию «Общее дело» мы рассматриваем уже в более широком контексте. Мы стараемся освещать не только негативные стороны вопроса, но и позитивные. И в нашем видеоконтенте, и во время наших встреч есть не только разговоры о наркотиках, легальных и нелегальных, но и разговоры о позитивных примерах. То есть мы стараемся давать и светлую сторону, показывать детям не только то, чего не нужно делать, но и то, что нужно, на какие стороны вопросов нужно обращать внимание, то есть как строить позитивные, светлые проекты собственного будущего.

Актуальность проблематики наркомании во всех ее видах, в легальном и нелегальном, сегодня, к сожалению, носит очень серьезный характер. Может быть, не все это хорошо представляют, потому что информация подается в искаженном виде. Дети очень часто не понимают, о чем идет речь, недооценивают это в силу возраста, очевидно. Мы обращаемся не только к детям, но и к взрослым. Я смотрю в первую очередь на детскую аудиторию, потому что работал в образовательной среде, но родители на сегодня тоже являются необходимой для нас аудиторией, потому что, говоря с детьми о каких-то аддикциях, то есть о зависимостях, необходимо учитывать и мнение родителей. Мы можем сколько угодно работать с детьми, которые возвращаются домой и видят совсем другие примеры, к сожалению. Поэтому нам предстоит охватить всех, работать в этом плане.

– Вы говорите о позитивных примерах, но при этом изначально проект «Общее дело» ассоциируется с достаточно жесткими роликами социальной рекламы, которые около десяти лет назад или чуть меньше показывал Первый канал. Инициатором тогда был отец Тихон (Шевкунов). Эти ролики действительно прозвучали на всю страну и заставили задуматься, в том числе благодаря той жесткости подачи материала, последствий, к которым приводит алкоголизм. Какова судьба этих роликов, какую реакцию вообще вы получали? Насколько они были востребованы и какую пользу принесли?

– Отец Тихон (Шевкунов) снял первые фильмы в 2009 году, они были показаны на Первом канале российского телевидения. С тех пор ситуация поменялась. В плане распространения информации она стала, может быть, более сложной, тем не менее сегодня Интернет предоставляет прекрасные возможности. Не хотелось бы выносить какой-то негатив, но я некоторое время назад участвовал в одной из передач прямого эфира на Первом канале, которая называлась «Время покажет», и там мы не встретили понимания в этой проблематике работы. Но, к счастью, есть такие каналы, как «Союз», которые нас приглашают. Большое спасибо за приглашение!

Фильмы и ролики продолжают сниматься, распространяться и на сегодня пользуются очень большой популярностью. Мы работаем совершенно в разных направлениях. Это и фильмы для образовательной среды, которые мы показываем школьникам. В больших аудиториях я выступаю постоянно, в актовых залах, где двести-триста человек постоянная аудитория. Но если это маленькие школы, маленькие классы, я тоже с большим удовольствием отвлекаюсь. Когда звонят неравнодушные педагоги, предлагают провести занятие в своем собственном классе, – пожалуйста, я готов приехать. Неважно, десять человек или триста, – главное, что они готовы слушать, готовы смотреть. Мы показываем фильмы им и взрослым, также есть ролики в Интернете, фильмы распространяются и на дисках.

Мы сняли ряд фильмов и с негативными примерами, о которых я уже говорил: это фильмы «Секреты манипуляции. Табак», «Секреты манипуляции. Алкоголь». Это фильмы о распространении легальных наркотиков в нашем обществе и о том, как они готовят нашу молодежь к дальнейшей наркотизации. Мы имеем проблемы будущего в настоящем. Дети берутся за сигареты в достаточно юном возрасте, у нас сегодня возраст приобщения – семь-девять лет, к сожалению. Недавно мы сняли мультфильм «Тайна едкого дыма. Команда Познавалова». Очень популярный мультфильм на сегодня. Наши российские наркологи, Евгений Брюн и Московский научно-практический центр наркологии, дали нам рецензию на показ этого мультфильма детям от шести лет. То есть в старших группах детских садов, в начальных школах мы уже показываем этот мультфильм, рассказываем об опасностях наркотизации. Это имеет очень хороший отклик и среди детей, и среди родителей.

– Вы говорите о себе в единственном числе. Сколько таких инициативных людей, координаторов по всей стране? Я знаю, что проект уникален именно тем, что к нему подключаются самые разные люди из самых разных регионов.

– Действительно, я с Вами согласен. «Я» – последняя буква в алфавите. На сегодня это сорок семь регионов страны, то есть организация стала достаточно крупная. И в Москве, и в Московской области, и в других регионах огромное количество неравнодушных людей, волонтеров, педагогов, врачей, полицейских, которые готовы работать в этом направлении. Они постоянно к нам обращаются, мы с ними встречаемся. Все свои материалы мы предоставляем бесплатно, они выложены на сайте в свободном доступе. Методички, фильмы, все диски мы сегодня по программе готовы высылать в разные регионы страны, в школы. Мы не предъявляем каких-то авторских прав, то есть не говорим, что это наше; мы сделали все это для общего использования, готовы людям предоставлять. И они действительно пользуются. Сейчас действует школа подготовки волонтеров, то есть лекторов, которые сегодня работают в образовательных учреждениях. Таких людей, к счастью, становится все больше. Может быть, это позволит нам переломить ситуацию.

– Правильно ли я понимаю, что наши зрители могут зайти к вам на сайт, написать вам и стать вашим партнером в своем регионе, городе, селе?

– Да, безусловно.

– Какие-то возрастные, образовательные критерии существуют?

– Вы знаете, что касается работы волонтера, то есть очень много различных программ. Мы в своих методичках это указываем. У нас есть программа даже «Сверстник – сверстнику», она направлена на образовательную среду. Мы (я как психолог-педагог, и у нас есть еще ряд людей, которые готовят программы в образовательной среде) разработали эти методички. Каждый фильм входит в одно интерактивное занятие. Занятия проводятся по технологии РКМ – развития критического мышления. То есть мы предлагаем детям  задуматься и самим взять ответственность за свое будущее. Безусловно, каждое такое занятие требует подготовленного человека, который его проводит.

Сегодня у нас таких методичек уже несколько. Вот есть методичка по наркотикам, новый фильм «Секреты манипуляции. Наркотики». Для мультфильма, о котором я уже сказал, точно такая же методичка. Программа «Сверстник – сверстнику», когда старшеклассники приходят в младшие классы, позволяет убрать все психологические барьеры в первую очередь. То есть очень часто это ученики той же школы. Само занятие для человека, который готов его проводить, достаточно простое. То есть это показ фильма, обсуждение его, ответы на вопросы. Очень хорошо работает.

– Возникает вопрос, и я думаю, вы часто на него отвечаете: насколько можно доверять вашим материалам, кто авторы этих методичек, кто эксперты и насколько научное сообщество доверяет тому, что вы говорите нашим детям?

– Если мы берем наши методички, то каждая из них проходит многоступенчатый этап рецензирования. У нас на сегодня среди рецензентов Агентство стратегических инициатив, Министерство внутренних дел. Оно, кстати, постоянно привлекает нас в качестве экспертов и помощников в профилактической деятельности, потому что, к сожалению, база МВД на сегодня более бедная, нежели наша база и наши возможности. Кроме того, это Московский городской психолого-педагогический университет, лаборатория психологии зависимостей, Виктория Васильевна Барцалкина, замечательный профессор психологии зависимостей. Все эти люди ставят свои рецензии, дают нам свои разрешения.

Методички и фильмы мы готовим как часть проекта «Общее дело». У нас есть ряд подготовленных специалистов, имеющих психолого-педагогическое образование, я в том числе. Ярослав Ковалевский, Алексей Дегтярев – это люди, которые постоянно занимаются созданием видеоконтента и его распространением. Нет жесткой структуры. Если у кого-то получается лучше работать в образовательной среде, – пожалуйста, вот я постоянно в ней работаю. У кого-то лучше получается снимать фильмы – тоже замечательно, человек снимает фильмы. Если человек готов оказывать любую посильную помощь, мы всегда рады такому сотрудничеству.

– Если говорить об общении со школьниками, чем вы в первую очередь и занимаетесь, то насколько наши дети вообще готовы слушать взрослых и воспринимать информацию, а главное, доверять той информации, которую вы им несете?

– Последние мои занятия проходили в московской школе №1811. Я, если честно, был просто потрясен готовностью наших детей начальной школы к общению. Это район Измайлово, там девятнадцать классов, я проводил занятия со всеми по очереди – начиная с четвертых, заканчивая первыми. Были занятия, когда я даже не успевал показать мультфильм. Я приходил, начинал с детьми общаться, и задавалось такое количество вопросов, такой был повышенный интерес, что мы даже не успевали посмотреть 10-минутный мультфильм. Это очень важно, я считаю.

Не буду говорить, в каком учебном заведении, но однажды во время такого живого разговора с детьми вскочила педагог, стукнула кулаком по столу и сказала: «Подождите задавать вопросы! Пусть сначала человек все расскажет». Я говорю: «Вы извините, конечно, я пришел с детьми общаться, я хочу знать, что им интересно. Я готов ответить на все вопросы, которые они зададут, моя профессиональная подготовка сегодня позволяет это сделать». Я не хотел бы быть таким, как в поговорке про петуха, который прокукарекал, а там хоть не рассветай. У меня есть конкретные задачи, я считаю, что я их выполняю. И в таком живом формате, в живом разговоре это всегда более эффективно.

– Давайте еще немного поговорим о методике таких встреч. Может быть, действительно кто-то заинтересуется и сможет поучаствовать в вашем проекте. Как строятся такие беседы, а самое главное, как вас пускают в школы? Очень часто общественные организации в принципе не имеют доступа в школьные и тем более дошкольные учреждения.

– Вы знаете, когда я получал один из своих последних дипломов (это было достаточно давно, в 2010 году), я очень волновался, что приду в школу и меня туда не пустят, пока я диплом не покажу. А вышло так, что, уже получив образование психолога, я несколько лет работал в школах; и меня всегда впускали туда. То есть я приходил, знакомился, показывал материалы, рассказывал о своих целях и задачах. И несколько лет не возникало никаких проблем. Сейчас, к сожалению, в школы очень часто попадают люди, которые действительно не должны туда попадать. Я сам, если честно, двумя руками за то, чтобы проверки тех людей, которые приходят в школы, были более тщательными и специализированными. Мы – открытая организация, предоставляем все наши материалы, готовы сотрудничать и показывать любые рецензии, любые справки. Сегодня, к счастью, появляется все большее количество чиновников в образовании, которые с удовольствием готовы нас в этом поддерживать, понимая, что наша деятельность на сегодня действительно необходима.

– Итак, Вы приходите, и как строится беседа? Вы говорите, есть специальная методика. В чем ее особенности и как этот разговор развивается?

– Я думаю, любая подобная лекция строится исходя из личных особенностей человека, который программу проводит. Наша методичка разработана для людей, которые обладают, скажем, базовым уровнем знаний в этой проблематике. Человек пришел, у него есть методичка, там есть указания по конкретному занятию, конкретному фильму для этого занятия, есть название этого занятия, есть ряд вопросов, прописано все буквально от «здравствуйте, я пришел» до «до свидания, всего наилучшего». Каждый вопрос, каждый шаг описаны, все четко. У человека, который желает работать, но не обладает какими-то специальными навыками, с этой методичкой не происходит никаких затруднений.

Поскольку я работаю в этом уже несколько лет, методичка для меня – это скорее подспорье. Я свои встречи провожу в рамках живого общения, стараюсь построить его так, чтобы было интересно детям, педагогам, чтобы нам было что обсудить даже помимо фильма. Очень часто мои лекции, встречи, уроки затягиваются. Вот в школе предлагают сорок пять минут, и мы должны в них уложиться: двадцать пять минут фильма, двадцать минут работы с аудиторией. Часто вопросов бывает столько, что мы захватываем еще какую-то часть перемены.

Сама встреча – это, как я уже сказал, технология развития критического мышления. Она позволяет детям сделать осознанный выбор. Хотя даже не выбор, потому что выбор им как раз навязывается, ложный зачастую. Мы предлагаем информирование на первом этапе, а на втором этапе – выводы по той информации, которую они получили. Это информация без лишних наслоений, без какого-то информационного шума и мусора, то есть только факты. А они, к сожалению, дают достаточно мало поводов для оптимизма.

– Если говорить о вопросах, которые Вам задают, был ли какой-то вопрос или какая-то ситуация, которая если не поставила Вас в тупик, то заставила немного задуматься?

– Да. Забавно, но это было в начальной школе. Там мы работаем только с мультфильмом, рассказываем о табаке (хотя, конечно, дети задают более серьезные вопросы по другим наркотикам, и приходится на них отвечать). Встала девочка в третьем классе, очень маленькая, едва из-за стола видно, и сказала: «Что Вы думаете по поводу вируса табачной мозаики?» А я, к стыду своему, ничего не думал по поводу вируса табачной мозаики, потому что до этого вопроса я про него просто ничего не знал.

– Что же это оказалось?

– Быстро прокрутив варианты ответа в голове, я подумал, что я такую болезнь не знаю. Я достаточно хорошо попрактиковался, изучил и медицинские стороны, и психологические, конечно, наркологическую палеонтологию, аддиктологию, но вот про вирус табачной мозаики ничего не слышал. Поэтому я сделал вывод, что это не имеет отношения к человеку, о чем и сказал: «Ты знаешь, это скорее всего болезнь растений, поэтому она не имеет отношения к человеку. Судя по названию, ею болеют в том числе растения семейства пасленовых, к коим принадлежит табак». Она сказала: «Хорошо, спасибо». Села на место, а на перемене пришла ко мне. Оказывается, она хочет стать ботаником, у нее в портфеле лежит книжка огромной толщины, она принесла ее, показала мне картинки и сказала: «Да, Вы совершенно правы. Я Вас проверила». Очень интересные вопросы задают дети, очень часто такое бывает.

– То есть общение все-таки живое, дети перестали быть замкнутыми, как раньше.

– Я бы не хотел идеализировать картину. К сожалению, дети в средней и старшей школе уже не отличаются такой открытостью, желанием задавать вопросы. У меня даже был разговор с педагогами в школе №1290. Там стоят два корпуса, между ними переход: один корпус начальной школы, другой корпус старшей школы. Я спросил у педагогов: «Вы мне скажите честно, может быть, детей в этом переходе кто-то поджидает? Почему они в начальной школе такие открытые, добрые, готовы задавать вопросы, выслушивать ответы, а в средней школе и тем более в старшей очень часто ты о чем-то рассказываешь, показываешь фильм, но когда спрашиваешь, есть ли вопросы, все сидят зажатые, рты закрытые, в лучшем случае отрицательно помашут головой?»

– Как быть в такой ситуации?

– Вы знаете, вопросы все равно появляются. Очень часто их не могут задать при сверстниках. В старшей школе дети уже стесняются.

– Почему письменно нельзя предложить?

– Если честно, в конце прошлого года мне пришлось по требованию педагогов открыть  страницу «ВКонтакте», чтобы дети могли мне писать туда. Педагоги говорили, что еще три дня после моей лекции к ним подходили дети с вопросами, а они не знали, что им ответить. Я открыл страницу, и дети спрашивают, в личную почту пишут.

– Вы как раз предвосхитили мой следующий вопрос. Мы прекрасно понимаем, что школьники (молодежь в первую очередь) подвержены влиянию в социальных сетях, даже не влиянию телевидения и уж тем более не со стороны старших родственников. Как вы работаете в социальных сетях? Вы уже начали об этом рассказывать. Ведутся ли еще какие-то программы, можно ли посмотреть эти ролики в социальных сетях, вообще как коммуникации осуществляются?

– У нас есть ряд товарищей, которые занимаются именно Интернетом, интернет-продвижением. Есть прекрасный сайт общее-дело.рф, на котором вся наша продукция. Там же есть вся разрешительная документация, все рецензии, отчеты о нашей работе. То есть я какие-то лекции провел, выложил туда отчет: с кем я общался, в какой школе это было, каким педагогам мы хотели бы выразить благодарность. Мы постоянно работаем, сайт хорошо развивается. Наша продукция точно так же распространяется в Интернете, в YouTube, в социальных сетях.

Я как специалист по работе с образовательными учреждениями считаю, что это тоже часть моей работы ввиду изменившихся условий, о которых Вы сказали. Если ребенок что-то не смог спросить в школе, он всегда может спросить меня потом, даже в такой личной беседе. И они действительно очень часто спрашивают, поднимают серьезные, иногда страшные проблемы, которые иногда не касаются наркотической зависимости. Я в первую очередь говорю о химической зависимости, но сегодня все знают, что есть и нехимические зависимости, есть и деструктивные группы в Интернете, есть проблема суицидов. Их очень много, и очень часто детям просто не с кем поговорить. Обращение в какую-то службу даже бесплатной психологической помощи не всегда уместно, потому что дети полагают  (и небезосновательно),  что неизвестно, кто их там встретит.  А здесь после одной-двух встреч (а у нас часто проходят целые программы) мы уже становимся хорошими друзьями, можем пообщаться, и я всегда рад им помочь.

– В завершение нашей программы что бы Вы сказали нашим телезрителям, которые хотят поучаствовать в вашем проекте? С чего начать, куда обратиться? Насколько в регионах представлено ваше движение? Может быть, обозначить, в каких регионах уже есть филиалы, какие-то группы, которые активно работают?

– Сегодня это сорок семь регионов. Если я буду их перечислять, нам понадобится еще одна программа. Мы, конечно, готовы и с большой радостью принимаем новых людей, цели и задачи которых совпадают с нашими. Чем такой человек должен обладать? Знаете, Лев Николаевич Толстой в свое время прекрасно сказал, что нечего и пытаться воспитывать собственных детей, не воспитав прежде самого себя. Если человек сам употребляет какие-то наркотические средства, курит, пьет или, не дай Бог, употребляет тяжелые наркотики, да и вообще любые, я считаю, что ему в образовательной среде делать нечего. Он не может обращаться к людям с попытками помочь им в преодолении каких-то зависимостей или оградить их от будущих зависимостей, аддикций. То есть если это здоровые, трезвые, нормальные люди, которые готовы работать, мы всегда их ждем, конечно. На нашем сайте есть все контакты, мы готовы к работе.

Ведущий Александр Гатилин

Записала Екатерина Самсонова

Источник: http://tv-soyuz.ru/peredachi/plod-very-beseda-s-lektorom-organizatsii-obschee-delo-olegom-moiseevym-chast-1

Написать ответ