Владимир Жданов – кандидат физико-математических наук, профессор, обладатель золотой медали РАЕН «За вклад в укрепление здоровья наций»

– В 2014 году мы отмечали выдающуюся дату в истории России – ровно сто лет назад был введен та называемый «сухой закон». Накануне Первой мировой войны на период мобилизации царь дал право местным органам самоуправления закрыть алкогольную торговлю. К чести нашего народа надо сказать, что без всяких проволочек все магазины были закрыты и все склады опечатаны. Но через три месяца, когда прошла успешно мобилизация в армию, торговцы алкоголем потребовали открыть магазины. А народ ни в какую: требовали, чтобы продлили «сухой закон» на время войны! А далее уже и письма пошли, чтоб продлить «сухой закон» на вечные времена.

Кстати, результаты «сухого закона» очень тщательно скрывали от народа. Я вам честно скажу, что до 1983 года, пока я не прочитал доклад академика Углова, я даже не знал, что у нас в стране был «сухой закон». Более того, в 1984 году я выступал на большом партийно-хозяйственном активе Первомайского района, где присутствовало более 600 человек – руководители предприятий, секретари парторганизаций, профсоюзные и комсомольские лидеры. Я спросил их: «Уважаемые товарищи, хоть кто-нибудь из вас когда-нибудь слышал, что в России 11 лет был «сухой закон»?» Ни одной руки! Полное недоумение в зале. Про американский «сухой закон» все знают. А про наш российский – никто. Вот как надо было глубоко закопать этот вопрос.

Более того –  позже были предприняты всевозможные попытки оболгать и закопать даже память о «сухом законе» в России. Хотя в 1917 году, когда большевики пришли к власти, первый декрет у них был – декрет о мире, второй – декрет о земле. А какое было третье законодательное постановление новой власти? Этого не знают даже историки. Оказывается, третий декрет был о «сухом законе». То есть третье распоряжение военно-революционного комитета было продлить царский «сухой закон», закрыть любой доступ к алкоголю для людей.

Надо сказать, что в 1919 году состоялся второй съезд РКП(б), на котором обсуждалась программа партии. И что интересно – там большевики абсолютно точно дали оценку алкоголизму. Они сказали, что партия ставит целью искоренить «социальные болезни» – алкоголизм, венерические заболевания и туберкулез. То есть они совершенно точно понимали, что алкоголизм – болезнь социальная, а не медицинская. И бороться с ней должно общество.

В 1919 году началось формирование правового государства. Начали применять законы. И 19 декабря 1919 года Ленин подписал указ – мы называем его «законом трезвости», согласно которому за нелегальное производство алкоголя и продажу его предусматривался срок до 5 лет тюрьмы, а за появление в нетрезвом виде в общественных местах – 1 год исправительных работ и вычет из зарплаты. Таким образом, Ленин подписал «сухой закон», который был отменен только полтора года спустя после смерти Ленина. Указ о возобновлении винно-водочной монополии 5 октября 1925 года подписал враг народа, первый народный комиссар внутренних дел РСФСР Алексей Рыков. И водка в народе вплоть до войны так и называлась – «рыковка».

Но большевистский «сухой закон» успел принести величайшее благо России, несмотря на то, что все враги, которые настаивали на его отмене, естественно, пытались всячески его оболгать, доказать, что он ничего хорошего не дает. И до сих пор алкогольная мафия, которая спаивает наш народ, создает мифы, которые внедряет в общественное сознание довольно успешно. Причем, чем более алкоголизировано общество, тем оно охотнее верит в эти лживые мифы.

Я часто спрашиваю своих коллег: у нас есть «сухой закон» против убийства? Есть. Убивают? Убивают. Давайте отменим «сухой закон» против убийства. Меньше будут убивать или больше? Ну, конечно, больше. Думаю, в десятки раз будут больше убивать.

Есть закон против изнасилования? Есть. Давайте отменим! Меньше будет или больше? Конечно, больше. То есть любой закон – это мощнейший сдерживающий фактор. Когда что-то запрещено, то основная масса людей к этим ограничениям совершенно спокойно относится.

Еще немного о самогоне. Все сходятся в том, что самогон вреднее водки. Но когда обалгивали антиалкогольное постановление 1985-1988 года, демократы всюду кричали, что самогоном перекрыли продаваемую государством водку в 2 раза. То есть, по их мнению, самогона народ стал гнать больше, чем государство выпускало водки, поэтому, мол, надо снова открыть государственную торговлю. Но если самогона стало в 2 раза больше, чем водки, то отчего же тогда снизилась преступность на 47%? Отчего возросла продолжительность жизни? Почему стало меньше алкогольного психоза? Как так произошло, если самогон вреднее водки? Это все выдумки алкогольной мафии, на которые клюет пьющий народ.

Человек пьющий ищет любые оправдания своему пороку и цепляется за любую ложь, которая кажется правдой. На самом деле, при ближайшем рассмотрении, это есть ложь. Чем скорее мы восстановим в стране «сухой закон», тем скорее общество облегченно вздохнет. Надо быстрее расправиться с алкогольной мафией, с корнем вырвать ее из нашей жизни, тем более что у нас есть такой прекрасный исторический опыт – опыт «сухого закона» России 1914-1925 годов.

Написать ответ